СТАТЬЯ «ПОД НОЖОМ ХИРУРГА РОЖДАЕТСЯ ЧУДО», «АиФ - ПЕТЕРБУРГ»

 
Под ножом хирурга рождается чудо...              

Пластический хирург Санкт-Петербургского института красоты Любовь Сафонова уверена: весна начинается в феврале.


Семь раз отмерь...

Структура обращаемости имеет сезонность.

Осенью чаще обращают внимание на лицо, поскольку зимой фигура скрыта под одеждой. А весной пациентов интересует коррекция фигуры - это актуально перед летом. Терапевтические методы воздействия - косметология, физиотерапия - не могут заменить операцию, и наоборот. Порой человек рассуждает так: чем обращаться к хирургу, лучше буду ходить к косметологу, или напротив, не буду ходить к косметологу, стану экономить время и деньги, а потом сделаю пластическую операцию. К сожалению, эта схема не работает: косметологические процедуры и операции имеют разные цели и дополняют, а не заменяют друг друга. Другое дело, что кто-то решается на операцию, а кто-то нет.


А почему люди могут отказаться от операции?

Это может быть элементарный страх или неудачный опыт перенесенной операции, после чего человек полностью закрывает для себя тему пластической хирургии. Могут быть и финансовые соображения, потому что качественные услуги - это предмет роскоши, за низкую плату операции высокого качества не выполняются. «Дешевая» операция может иметь определенные погрешности, с которыми надо смириться.


И часто нужно смиряться?

Порой происходят удивительные вещи. Мне приходилось видеть пациентов, которые были где-то прооперированы, и, на мой профессиональный взгляд, результат операции объективно имел недостатки (заметные рубцы, очевидную асимметрию и т.д.). Но пациент счастлив, ему нравится его внешность. И где тут критерий? Критерий - это удовлетворенность пациента. Мы все разные, и то, что одному человеку кажется некрасивым, неестественным, для другого - очень красиво и эстетично.


Один раз отрежь...

 


 

А если шарм человека в какой-то «неправильности» его внешности?

Здесь важно разобраться, как человек сам это ощущает. Ведь мы говорим о хирургии по заказу. И как бы мне ни казалось, что небольшая горбинка в области спинки носа или небольшая лопоухость придает шарм человеку, если это предмет его комплексов, и каждое утро у него, когда он подходит к зеркалу, ухудшается настроение, естественно, надо сделать так, как хочет человек. Задача пластического хирурга - понять, что хочет пациент.


А это не всегда легко?

Вообще, эстетическая медицина сложна в психологическом плане. К врачу лечащему приходит больной человек. Врач знает, что пациенту надо сделать операцию, и врач должен в какой-то мере даже надавить на него. В эстетической медицине противоположная ситуация. Ко мне приходит здоровый человек. Я должна быть полностью нейтральной в вопросе выбора пациента - оперироваться или нет. Часто приходят пациенты и говорят: «Скажите, мне надо оперироваться, или нет?» Таким образом, пациент перекладывает на врача ответственность за решение - не за результат операции, а именно за решение. В таких случая лучше говорить: «Не надо делать». Пластическую операцию нужно делать в том случае, если пациент уже это для себя решил. Консультация пластического хирурга дает пациенту объективную информацию, но без рекомендации сделать операцию. И ожидания пациента после операции должны быть абсолютно реалистичными.


Вы имеете в виду трудности послеоперационного периода?

Да. Я стараюсь концентрировать внимание пациента на ощущениях, которые ему придется пережить после операции. Я в беседе с пациентом стараюсь обратить 90% его внимания на минусы предстоящих переживаний: где будут следы от операции, как долго он будет нехорошо себя чувствовать, как долго будет сходить обратно в свою социальную активность, какие у него будут ограничения по режиму. Часто бывает, что уже через три дня после операции человек чувствует себя здоровым, и это является поводом для нарушения режима, что влечет осложнения. Если воспалительная реакция - значит, было нарушение гигиенического режима, если большие синяки - нарушение гигиенического режима или тепловых процедур.


А тяжелее всего бывает сразу после операции?

Самый неприятный день - третий или четвертый после операции. Это максимум отеков, синяков, плохое настроение, иногда со слезами. Но таков закон: три дня нарастает реакция на травму, и только потом начинаются процессы заживления. Поэтому я всегда рассказываю пациенту, как и что с ним будет. Говорю: «Вы устанете ждать улучшения, а оно наступит только на следующий день - после того, как вы устанете».


Дети терпеливее взрослых

После каких операций надо оставаться в стационаре?

Если обезболивание не требовало бы наркоза, можно было бы почти после любой операции отправляться домой спустя 2-3 часа. Но мы большинство операций выполняем под наркозом. Наркоз - все равно, что сон. Местного наркоза не бывает - бывает местная анестезия и общая анестезия, то есть наркоз, подразумевающий сон пациента. После наркоза нужно время, чтобы все препараты переварились, опьянение прошло, поэтому после большинства операций пациенты пребывают в стационаре сутки. При более сложных операциях - до пяти суток. Двое-трое суток проводят в стационаре после операции в области живота - абдоминопластики - когда мы выполняем не только липосакцию, т.е. истончаем подкожный жир, но и удаляем какие-то участки кожи, если она повреждена, укрепляем мышечную стенку. После операции по удлинению конечностей пациенты от 5 до 7 дней проводят в стационаре.


Ну а детей оперируют?

90% операций у детей - это операции в области ушных раковин, устранение лопоухости. Это особенность внешности, с которой ребенку иногда тяжело в коллективе. Такие операции можно делать с пяти лет, к пяти годам ушные раковины формируются полностью, а результат - на всю жизнь. Обычно это делают перед школой, чтобы в новый коллектив прийти уже с другой внешностью. Вообще, если дети сами хотят избавиться от лопоухости, то ведут себя у врача часто не хуже взрослых.


Материалы предоставлены газетой «АиФ-Петербург»